<< Главная страница

Северна Парк. Лекарство от всего




Severna Park "The Cure for Everything", Nebula Award 2001
© 2000 by Severna Park and SCIFI.COM
© 2001, Гужов Е., перевод
Eugen_Guzhov@yahoo.com
Набрано Кариной Сейранян.
Из задуманного составителем-переводчиком сборника НФ-рассказов
под общим заглавием "Рождение партизанки".

"Мы кого-нибудь ждем?", спросила она Хораса.
Хорас покачал головой, почесал тощую бородку и сощурился в лес. Дизельные выхлопы плыли вместе с запахом изрытой земли и сигаретным дымом. Грузовик взревел громче и тяжело въехал в главные ворота Центра ассимиляции индейцев Шингу.
Кроме подробностей характерной раскраски лиц, индейцы за низкими бортами выглядели, как и все вновь прибывшие: уставшие и испуганные, глядевшие как-то стоически, стиснутые на узких скамейках, и каждый что-то держит - ребенка, барабан, кастрюлю. Хорас помахал водителю направо, по холму в сторону приемной. Мария смотрела на индейцев, а они смотрели в ответ, словно она была трехрукой уродиной из балагана.
"Ты перепугала их до поноса", сказал Хорас, который был директором "Projeto Brasileiro National de Assimilacia de Indio". "Индейцы станут думать, что здесь водятся духи".
"Они должны были вначале позвонить", сказала Мария. "Я бы спряталась, как хорошее маленькое привидение".
Хорас затоптал сигарету в тонкую почву дождевого леса. "Спускайся в АВ-трейлер", сказал он. "Я позвоню тебе через пару минут". Он сделал попытку пригладить свои жесткие лохмы и пошел за грузовиком.
Мария сделала последнюю затяжку и направилась в противоположном направлении, к Аудио/Видео-трейлеру, откуда она могла наблюдать, что происходит в приемном отделении, а сама оставаться не на виду. Хорас бегло говорил на главных амазонских диалектах: тупи-гуарани, аравакском, и ге, но Мария обладала врожденным пониманием, которого у него не было. Она оставалась далеким голосом у него в ухе, бормоча советы в микрофон, пока он опрашивал одно племя беженцев за другим. Она обращала внимание на нюансы языка, сопровождая его во время разговоров, как совесть. Или, словно дух. Она оглянулась через плечо, но грузовик с индейцами уже скрылся из виду. Безразлично, откуда они прибыли, однако у всех индейцев есть некоторое представление о том, как выглядят белые и черные люди, но можно подумать, что альбиноса они не видели никогда в жизни. Ее странные глаза, ее бледная, полупрозрачная кожа на африканских чертах лица. Для большинства из них она была неизвестным и в чем-то страшным магическим существом. По отношению к ней... что ж... большинство индейцев были не более, но и не менее, вежливы, чем любой другой, когда-либо ею встреченный человек.
Она остановилась, чтобы затоптать сигарету в грязь, потом прислушалась. Еще двигатель. Но на сей раз это не тяжелое рычание грузовика.
Она повернула назад к воротам. В вершинах деревьев за разбросанными шиферными крышами и сетчатой изгородью заповедника Шингу, обезьяны визжали и неслись по ветвям, словно зримый ветер. Меж стволов из густого подлеска сверкнули фары, и из-за деревьев, переваливаясь, выкатился джип. На капоте яркими красными буквами было написано: "Проект Хиллера".
Мария помахала водителю остановиться. Он и его пассажир носили ярко-красные куртки с той же надписью "Проект Хиллера" на переднем кармане. У водителя было широкое, почти мексиканское лицо. Пассажир был черным до глубокой синевы, словно только что сошел с корабля из Нигерии. Он бросил на Марию заинтересованный взгляд, и она поняла. Он тоже никогда не видел альбиноса.
"Мы следуем за грузовиком из Ипиранги", сказал черный на португальском. Его имя было вышито над сердцем: НЛикли.
Она показала на грязную дорогу, где верхние прожекторы пронзали приближающиеся сумерки. "Приемное отделение там", сказала она на том же языке. "Вы должны были вначале позвонить. Вам повезло, что у нас есть для них место".
"Благодарю", сказал НЛикли и водитель переключил передачу.
"Эй!", сказала Мария, когда они уже покатили. "Что такое "Проект Хиллера"?"
Очередная группа спасения культуры, рассуждала она, но черный бросил на нее еще один заинтересованный взгляд. Она не поняла этот взгляд, и не отреагировала. Джип покатил, покачиваясь на изрытой колеями дороге.
Мария сунулась в карман за очередной сигаретой, вытащила одну из пачки, потом затолкала обратно. И вместо того, чтобы идти к АВ-трейлеру, пошла за ними вниз по холму к приемному отделению.
Она нашла НЛикли и водителя внутри с Хорасом, спорящих на португальском, пока четыре индейца из племен Шингу стояли и слушали, бесстрастные, под своими разнообразными раскрасками, в майках с надписью "Шингу" и шортах цвета хаки.
"Этих людей надо изолировать", говорил водитель. "Их надо изолировать, или мы потеряем одну половину от кори, а другую от гриппа".
Казалось, он зациклился на этом вопросе, хотя Хорас кивал, соглашаясь. Хорас повернулся к одному индейцу, объясняя что делать на его родном аравакском. "Отвезите их в Зону С. Это далеко, поэтому поезжайте в лагерь Ваура".
"Нет", сказал НЛикли. "Мы их сами отвезем. Вы просто покажите, где они могут остановиться на ночь".
Хорас поднял брови: "На ночь?"
"Мы утром уедем", сказал Н'Ликли. "К югу отсюда мы устроили для них постоянные жилища в Шавантине."
Хорас встал. "Раз они оказались на территории Шингу, они переходят под нашу ответственность. Вы не можете просто свалить их, а потом забрать куда-то еще. Здесь вам не чертов мотель."
Водитель достал из кармана куртки пачку документов и развернул на столе. Все были проштемпелеваны официальными печатями, а на верху каждой страницы стояли красные буквы "Проект Хиллера". "У меня есть соответствующие полномочия".
"Как и у меня", сказал Хорас. "И соответствующая часть большого жирного гранта от бразильского "Plano de Desenvolvimento Economico e Social"."
Водитель взглянул на своего товарища.
"Позвольте мне позвонить", сказал Н'Ликли . "Мы все это уладим."
Хорас фыркнул и махнул в сторону Марии. "Она покажет, где телефон".
"Сюда", сказала Мария.
Не то, чтобы Хорас хотел выставить индейцев, раз у сопровождающих нет полномочий. Он вначале выставит на фиг "Проект Хиллера", а индейцев станет удерживать, пока не узнает, откуда они и что они делали в кузове грузовика. Индейцев по всей Бразилии в качестве акта милосердия выселяют из своих поселков, прежде чем последнее племя будет уничтожено скотоводами, собирателями каучука или золотоискателями. Большой жирный грант Шингу был сахарной пилюлей, которую "Plano de Desenvolvimento" давало одной рукой, другой уничтожая тысячелетнюю культуру. Хорас это понимал. Да все это понимали.
Н'Ликли следовал за нею через компаунд, между вихреобразными столбами москитов под вечерний звон цикад. Телефон стоял по другую сторону резервации.
"Так что же такое "Проект Хиллера"?", спросила она.
"О!", сказал он. "Мы - часть коалиции заповедников".
"Которого из них?", спросила Мария. "Агентства "Дождевого Леса"?"
"Что-то вроде."
"Вам стоит быть поточнее." Мария показала большим пальцем в направлении Хораса. "Хорас думает, что Агентство "Дождевого Леса" стоит на стороне Мирового Банка, а они не заинтересованы защищать что ни попадя. Если он обнаружит, что вы работаете на них, вы никогда не заберете отсюда своих маленьких индейских друзей".
Н'Ликли поразмышлял: "Окей. Вы слышали о "Международных фармацевтах"?"
"Те, что посылают биологов к шаманам коллекционировать медицинские растения".
"Верно", сказал он. "МФ поддерживает часть нашей миссии".
"Вы имеете в виду дождевой лес, как медицинский ресурс?" Мария остановилась. "Так зачем же вы переводите индейцев из Ипиранги в Шавантину - это же совершенно другая экологическая зона".
Он сделал движение плечами, пожал вроде, подумала она, но скорее это была дрожь. "В Ипиранге строят дамбу", сказал он. "Нам требуется их переместить".
"В Шавантину?" Она ничего не могла припомнить об этом месте, кроме заброшенных золотых шахт, может, парочки каучуковых плантаций. "Почему вы не можете оставить их с нами?"
"Потому что они... уникальны".
Он говорил так туманно, так уклончиво, что она могла бы предположить, что все племя хотят продать в рабство золотодобытчикам, если б что-то в его тоне не говорило, что он по-настоящему обеспокоен тем, что с ним может случиться.
"Уникальны?", спросила Мария. "Имеется в виду - лингвистически? Или культурно?"
Он сунул руки в карманы. Облизал губы. И, помолчав, ответил: "Генетически".
Такое она слышала впервые. "Да?", сказала Мария. "Как это?"
"Ипиранга - чрезвычайно изолированная долина. Если б не дамба, этих людей не отыскали бы еще лет сто. Другие племена в этом районе говорили, что они просто легенда.".Он взглянул на нее. "Мы думаем, что последние пятьсот лет в популяцию Ипиранги не поступало никакой новой крови."
Мария с сомнением рассмеялась. "Они должны быть полностью инбредны. И стерильны."
"Это вы так думаете",- сказал Н'Ликли. "Но они были очень осторожны."
Целая толпа генетических последствий пронеслась в ее голове. Мутанты. Семейное безумие и кошмарные физические дефекты, передаваемые из поколения в поколение. Она все это знала. "Они должны были вести записи, чтобы удерживать племянников от женитьбы на своих же пра-тетках с материнской стороны."
"У них такая устная традиция, что вы не поверите. Их дети наизусть запоминают историю семьи назад на двести поколений. Они знают, на ком нельзя жениться".
Мария помигала в нагруженном насекомыми свете. "Но они могли сделать несколько ошибок. Кто-то солгал мужу. У кого-то была подружка на стороне - невозможно быть аккуратным но сто процентов."
"Если б они делали ошибки, никто б из них не выжил. Мы не нашли ни одного случая аутизма, ни одного Дауна". И он снова посмотрел на нее тем самым взглядом, как на трехрукую уродину из балагана... "Ни одного Люкноу."
Мария стиснула зубы, сжала кулаки. "Простите?"
"Синдром Люкноу. Ваш альбинизм. Это же он, не так ли?"
Она просто стояла, Не могла решить, просто зашибить его или начать еще и вопить. Даже Хорас не знал, как это называется. Никому не позволялось упоминать об этом. Это предполагалось невидимым.
Н'Ликли неудобно пошевелился. "Если у вас Люкноу, то ваша семья должна первоначально происходить из Берега Слоновой Кости. Их привезли рабами в Южную Каролину в конце 1700-х годов, и они смешались с белыми, которые были родом из графства Корк в Ирландии. Это типичная история для людей с Люкноу. Плохая комбинация." Он помолчал. "Пока вы не захотите иметь детей".
Она смотрела на него. Ее прадед из Южной Каролины был "сильно желтый", как говорили в те дни, описывая, насколько он не черен, и подразумевая насилие белых над его прабабушками. Дети его дочери оказались светлокожими и светлоглазыми, но все с безумием в головах. Выжила только одна дочь и она стала матерью Марии, последней по счету, именно она в конце концов сходила на генотестирование, и ей сказали, что ее собственная, причудливо альбиносная, дочь будет рождать монстров вместо внуков. Что они будут корчащимися имбецилами со сросшимися пальцами, белыми, как личинки червей, и станут умирать, как только покинут утробу.
"Что, черт побери, вы себе позволяете?", прошептала Мария.
"Они - это лечение", сказал он. "Если говорить точнее, то, может быть, лечение." Он сделал неопределенный жест в наступающую ночь в сторону приемного отделения. "Международные фармацевты хотят этих людей, потому что их родственные линии так тщательно документированы и такие чистые. Мутации в их генах - они есть у всех - переустанавливают управляющие области в зиготной ДНК. Это означает, что их гены можно использовать как шаблоны для устранения фактически любой наследственной болезни - даже старения. У нас тут старушка, которой лет сто, а она острая, как новенькая. Есть двенадцатилетняя девочка с генами, пригодными чтобы устранить лейкемию." Он придвинулся ближе. "Мы получили парня, который может быть источником сотни новых вакцин. Он просто невероятен - лекарство от всего. Но мы потеряем всех, если ваш босс задержит их здесь. А он может. У него есть полномочия".
"Позвоните в "Интернейшнл Фармацевтикал"", сказала она и услышала, что голос ее дрожит. "Заставьте их выкрутить ему руки".
"Я не могу", сказал он. "Это не общественный проект. Считается, что нас здесь вообще нет. Предполагалось, что мы их заберем и доставим до нужного места. Мы не должны были останавливаться, но пришлось целый день чинить грузовик." Он протянул руки, словно все болезни мира, а не только Люкноу, лягут на ее плечи, если она откажется солгать для него. "Помогите нам", сказал он. "Скажите своему боссу, что в Шавантине все прекрасно."
Она не могла заставить себя что-то сказать. Она не могла заставить себя ему поверить.
Он придвинулся еще ближе. "Вы не пожалеете", сказал он тихим голосом. "Сделайте это, и я позабочусь о том, чтобы вы никогда не пожалели".


далее: X X X >>

Северна Парк. Лекарство от всего
   X X X
   X X X
   X X X
   X X X
   X X X
   X X X
   X X X


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация